Публикация

ПОЧЕМУ КОМПАНИЯ UMG ТРАНСФОРМИРУЕТСЯ ИЗ ДОБЫВАЮЩЕЙ В ИНВЕСТИЦИОННУЮ

Добывающая компания UMG объявила о репозиционировании в инвестиционный бизнес. Мы выяснили у ее президента Андрея Горохова, зачем и почему это происходит.

17 октября 2016

Компания UMG, известная своей работой в сегменте добычи и переработки полезных ископаемых, приняла решение о репозиционировании. Теперь это инвестиционный бизнес с сырьевой специализацией. Журнал "Топ-100. Рейтинги крупнейших. 500 крупнейших производственных компаний Украины" выяснял у президента UMG Андрея Горохова, почему это произошло и каких изменений в деятельности компании можно ожидать

У UMG есть сложившийся образ промышленной компании, работающей на сырьевых рынках. С каких пор и почему вы решили стать инвестиционной компанией?

В Украине нет инвесткомпаний, которые системно вкладывают деньги в сырье и базовую промышленную переработку. Украинские фонды прямых инвестиций не идут в эту сферу, поскольку она требует значительного набора компетенций. При их отсутствии заходить в эту отрасль довольно рискованно.

В 2011 году глинодобывающий бизнес UMG достиг зрелости в своем органическом росте. На тот момент команда управляющей компании накопила набор важных компетенций: развитие продукта и вывод его на новые рынки, логистика, выстраивание бизнес-процессов, оптимизация себестоимости. К этому добавились критичные "софтовые" качества: стратегическое видение, целеустремленность и предпринимательский подход к решению задач. Как результат, мы сформировали слаженную и пробивную команду, которая умеет создавать и развивать бизнесы, что мы и не преминули сделать, успешно реализовав несколько новых проектов и тем самым заняв свою инвестиционную нишу в Украине.

Какие виды инвестиций и в какие сферы деятельности наиболее интересны UMG и почему?

Мы рассматриваем прямые инвестиции, то есть покупку или создание новых бизнесов с целью их дальнейшего развития и продажи. На следующие 2-3 года в фокусе для нас останутся инвестиции в сырье и базовую переработку. Также мы смотрим на агробизнес, в частности, в 2015 году запустили агротрейдинг.

В дальнейшем мы можем расширить нашу деятельность за счет выхода в те сферы, которые сочтем стратегически привлекательными для Украины. Когда это произойдет, мы усилим команду опытными специалистами, имеющими экспертизу в новых для нас индустриях.

За счет каких ресурсов компания планирует осуществлять инвестиционную деятельность?

Таких ресурсов несколько. Это наш собственный капитал и кредитные средства украинских и/или зарубежных банков, а также экспортно-импортное финансирование покупки оборудования от стран-производителей. Такой механизм зачастую позволяет получить кредит в размере до 80% инвестиций в основные фонды на 3-5 лет по ставке 7-10% годовых в евро.

Также мы рассматриваем соинвесторов как источник финансирования. Мы готовы работать как с финансовыми, так и со стратегическими инвесторами. Такое партнерство возможно при условии, что доля UMG составит, как минимум, 50% бизнеса, и наша компания будет осуществлять операционное управление, предоставляя партнеру необходимые рычаги контроля.

Инвестиции предполагают не только покупку, но и продажу. Как я понимаю, у UMG такого опыта пока не было?

Мы действительно больше занимались развитием бизнеса с нуля либо приобретением бизнесов, которые были недооценены. Но мы как инвестиционная компания относительно молоды, поэтому необходимо время, чтобы сформировать "трек рекорд" по выходу из бизнесов.

Необходимый "трек рекорд" у нас появится, как только инвестиционная привлекательность страны улучшится, а инвесторы будут готовы платить справедливую цену за активы.

Интересно, как ваши потенциальные инвесторы и покупатели бизнесов оценивают текущее состояние инвестклимата в Украине? Они видят динамику в лучшую или в худшую сторону?

На данный момент из-за странового риска многие инвесторы не готовы идти в Украину, хотя начали внимательно наблюдать за тем, что происходит в нашей стране, и это хороший знак.

При этом западные инвесторы не до конца осознают возможности. Они сконцентрированы на рисках, а, как говорится, у страха глаза велики. Мы же, тщательно оценивая риски, сфокусированы на поиске возможностей для инвестирования и видим много интересных проектов. Поэтому очень важно постоянно информировать инвесторов и держать их близко к себе. Им важно доносить информацию о проектах, где результаты перевешивают риски.

Какие конкретные действия уже предприняты для поиска инвесторов?

Мы начинаем систематически знакомиться и встречаться со стратегическими инвесторами в тех областях, где работают наши бизнесы.

В ноябре будем спикерами на международной конференции Mines and Money в Лондоне. Это целевая конференция для инвесторов на сырьевом рынке.

Планируем рассказать о плюсах вложений в Украину, развенчать мифы и необоснованные опасения, которые существуют вокруг нашей страны.

Почему выбран Лондон?

С точки зрения привлечения финансирования в майнинговые и перерабатывающие проекты в мире существуют два центра: один — азиатский, находящийся в Гонконге, а второй, глобальный, — в Лондоне. Поэтому мы выбрали его, чтобы получить возможность пообщаться с максимально широким кругом инвесторов.

Будут ли изменения в штате компании в связи с работой в новом формате?

Организационная структура должна отображать переход к модели инвестиционной компании. Мы собираемся усилить инвестиционное направление, продолжая развивать наших людей и привлекая новых с опытом в инвестбанкинге, private equity и консалтинге. Также выделим функцию по стратегическому развитию созданных бизнесов.

Мы инвестируем с так называемым hands-on-подходом, то есть управляем компанией, глубоко вовлекаясь в ее операционную работу. Поэтому в бэк-офисе мы выделим группу людей, которая будет поддерживать портфельные бизнесы нашей коммерческой и производственной экспертизой.

Вы не планируете привлекать каких-то "звезд" для облегчения контактов с иностранными инвесторами?

Все идет от потребности бизнеса. Если бизнесу действительно будет необходим кто-то звездный, кто-то яркий, а значит дорогой, то я не исключаю, что такое решение будет принято.

В то же время UMG в течение 10 лет развивает собственных сотрудников, потому что люди, которые растут внутри компании, в большей степени разделяют корпоративные ценности и лучше взаимодействуют друг с другом. Они — команда, и для нас это самое главное.

С точки зрения нетворкинга мы постоянно расширяем контакты. Кроме участия в отраслевых конференциях и развития персональных контактов с инвесторами по всему миру, полезной стала моя недавняя учеба в Гарвардской и Лондонской бизнес-школах. В процессе учебы удалось выстроить отношения с инвестиционными менеджерами и владельцами инвесткомпаний.

Контакты и личное общение в этом виде бизнеса особенно критичны. Это как вставить ногу в дверь, чтобы тебя выслушали. А дальше важны результаты реальной работы и интересные привлекательные возможности для инвестиций.

Источник: delo.ua